Навигация по сайту

Художники московских улиц

Красноярова Елизавета, 301 группа в.о.

Наверняка большинство жителей столицы замечают непонятные надписи в общественных местах, нарисованные широким пером обычного, чаще всего чёрного, маркера, вышкрябанные, прожженные слабым раствором кислоты на стекле, или целые картины, изображенные на заборе, крыше и на стенах зданий. Всё это создано руками молодых, чаще бездарных, но иногда талантливых художников-рейтеров. В наше время всё больше организаций, признающих граффити видом визуального искусства, например, компания НОВАТЕК АРТ — организатор масштабного граффити-фестиваля в Москве, но существует и обратная сторона медали. В сознании большинства обывателей граффитисты — самые обыкновенные вандалы, место которым за решёткой. Дело в том, что подобные оценки не возникают из воздуха, и причина их появления кроется в деятельности неких представителей, портящих репутацию всего движения, которых, к слову, больше, чем достойных художников. Однако рассказ наш сегодня не об эпигонах, а о настоящих фанатах своего дела, граффитистов по призванию. Я предлагаю вам понаблюдать за жизнью одного из них — четырнадцатилетнего юноши, совсем недавно начавшего заниматься этой разновидностью искусства, а также его командой с гордым названием «Поиск».

 

II

 

Эрик попрощался с Совком, снял большие наушники, потер уставшие глаза, часа три назад начавшие болеть от непрестанного наблюдения за ходом игры. И с полной неожиданностью обнаружил, что в комнату потихоньку начал прокрадываться свет, ибо жалюзи не были закрыты с вечера. Парень так торопился сесть за свой любимый «комп», что не задумывался о таких мелочах. Он всю неделю ждал момента, когда сможет спокойно «порубиться в CS[1]», и вечером прошлого дня этот момент настал. Обычно юноша не посвящает играм много времени, у него множество увлечений, а также он неплохо успевает в учёбе. Следует заметить, что он умеет распределить своё время так, чтобы успевать совершить всё, что нужно, и всё, что интересно.

Выключив компьютер, Эрик поднимается со стула, на спинке которого висит столько одежды, что пластиковое крепление, не выдерживающее такой тяжести, прогибается и спинка отклоняется немного назад. Юноша приближается к выходу из комнаты, поворачивает ручку двери, обклеенной множеством разнообразных форм и цветов, наклеек, которые обычно даются в подарок при покупке одежды и обуви спортивного стиля. Помимо них, внимательно взглянув на дверь, вы можете также рассмотреть рисунки небольшого размера, авторство которых принадлежит владельцу комнаты: здесь и слова, начертанные мудрёными шрифтами, и изображения мистических героев каких-то игр, мультфильмов, порой кардинально отличающиеся по стилю рисовки друг от друга. Но стоит заметить, что во всём этом хаосе всё-таки можно уловить присутствие продуманной композиции, то есть эти фрагменты приклеены не в случайном порядке. Следует упомянуть, что при появлении новой зарисовки художник менял местами те кусочки, которые, как ему казалось, уже не на своем месте, благо глянцевая поверхность двери и клей, которым пользовался юноша, позволяли это делать раз за разом. Покинув свою комнату, пройдя через коридор небольшого размера, наш герой оказывается на просторной и довольно уютной кухне.

«Батя» сидит за деревянным кухонным столом круглой формы и листает важные новости на планшете, перед ним — небольшая кружечка белого цвета, до краёв наполненная чёрным кофе. У плиты, лаконично вписанной в кухонную гарнитуру пастельных тонов, хлопочет, по-видимому, новая молоденькая пассия отца. Эрик желает всем доброго утра. Девушка представляется и улыбчиво предлагает отведать её фирменные гренки, на что следует вежливый и весьма холодный утвердительный ответ, после которого юная И*** немного смутилась и, кажется, желание знакомиться поближе с сыночком новоиспечённого любовника у неё пропало. Отец пребывал в довольно хорошем расположении духа, о чём свидетельствовала парочка едких шуточек, которые он позволил себе отпустить по поводу внешнего вида сына после бессонной ночи. Это явно придало нашему герою уверенности, и он сразу перешёл к делу.

Из семейного разговора мы можем выяснить, что сыну требуются деньги на шапку, он чётко разъясняет причины своей нужды, уточняет несколько деталей, после чего получает желаемую сумму на банковскую карту. Если немного понаблюдать за этой семьёй, можно заметить, что фактически все проблемы решаются подобным образом, ибо Эмиль Сергеевич — человек деловой, и разжалобить его всякого рода нытьём было невозможно. К концу сделки завтрак уже съеден, чай выпит. Эрик благодарит кулинара и возвращается в свою комнату, плюхается на кровать, хватает люмию, на дисплее уже 6:14, и ставит будильник на час дня. Дабы увеличить шансы встать вовремя, смышлёныш взгромоздил телефон на высокую полку, подальше от кровати. Как вы видите, у этого молодого человека всё продумано… Юноша наконец-то ложится в кровать, предварительно откинув простенький плед зелёных оттенков, под которым скрывалось темно-синее постельное бельё.

В нужное время звонко раздаётся песня Quest Pistols — «Санта Лючия», Эрик каждое утро просыпается именно под эту композицию; уже как полгода, услышав первые звуки сего творения, наш герой встаёт, явно демонстрируя всем видом ненависть к этой композиции, видимо, для того, чтобы самого себя убедить в этом. Многим знакомым он говорил, что именно негодование заставляет его подниматься с постели. И, тем не менее, иногда включал и слушал «Санту Лючию»: мол, «в голове крутится, послушаю, и она наконец-то отстанет».

Первым делом Эрик отправляется в ванную. После пятиминутного душа он усаживается за стол и приступает к проработке шрифта. Его рабочее место — это целый плацдарм для творчества: чёрный стол из ДСП, два метра в длину и метр в ширину, где свободно размещались и стопка учебников 9 класса, и многочисленные пособия для подготовки к ГИА[2], деревянная коробка средних размеров, с разноцветными карандашами, стакан для письменных принадлежностей, принтер, монитор компьютера, клавиатура, мышь и многое другое… К столу был прикручен стеллаж, на полках которого вы можете увидеть зачитанные до дыр книги Оливера Сакса, Джеффа Хокинса и Стивена Хокинга, а также издания литературной классики русских и зарубежных авторов, по опрятному корешку которых мы можем судить о том, что к ним наш герой прикасался гораздо реже.

 

III

 

К разработке эскиза Эрик всегда подходил очень серьёзно, в этот раз он полдня просидел, кропотливо прорисовывая каждый штрих. Используя листок за листком, он, наконец, создаёт идеальный скетч[3] объёмной буквенной надписи, где всё до мелочей продумано, блики и тени красуются на нужных местах и контур выведен без единой помарки, плавные переходы заливки аккуратно раскрашены карандашами разных цветов. У художника были запасы «банок»[4], но для того, чтобы воплотить задумку в реальность, этих запасов было недостаточно, да и старые «cap’ы»[5] были испорчены.

Итак, закинув пару-тройку баллончиков с краской, которые хранились в коробке, спрятанной в шкафу, скетч и мелочи, вроде «вандалов»[6], в свой повидавший виды рюкзак, Эрик отправляется в ТЦ «Ролл-Холл». Популярный магазин с павильонами, носящий это имя, находится в пяти минутах от станции метро «Тульская» и имеет большую популярность не только в кругах рейтеров, но и среди неформальной молодёжи вообще, так как там можно отыскать диковинки, которые трудно встретить в Москве, а также приобрести обувь и одежду модных спортивных брендов. Среди граффити-творцов «Ролл-Холл» был знаменит прежде всего тем, что в нём расположились так называемые уличные бренды, в продукции которых всё соответствовало хип-хоп культуре, тесно связанной с граффити.

Эрик сел на единичку (трамвай № 1) и включил на плеере своих любимых рэп- исполнителей: «Рыночные отношения» и «Чёрную экономику». На удивление, вагон был совершенно пустой. Обычно, когда Эрику с его командой удавалось поймать такой момент, они немедленно начинали ставить «тэги»[7] по всему вагону, впрочем, они занимались этим и при свидетелях, но когда никого не было, можно было не боясь «запалиться», без стеснения выполнять свой долг. Но, как видите, на этот раз парень не достал «вандал», и первозданная чистота вагона осталась в сохранности.

Минут через пятнадцать юноша уже подошел к дверям торгового центра, докурил сигарету, за которую принялся, как только вышел из транспорта, и выкинул бычок. Войдя в помещение, он целенаправленно отправился к нужному павильону, выбрал шапку той модели, которую хотел, но, к сожалению, приличных цветов на складе не нашлось, и нашему герою пришлось взять ярко-оранжевую. Сразу за кассой пестрели яркими цветами баллончики с краской, этот стенд представлял собой совокупность ячеек, где в каждой в горизонтальном положении располагалась одна банка наклейкой вперёд. Эрик выбрал цвета фирменной краски «Montana»[8] объёмом 0,6 литра и расплатился. Он уже договорился с друзьями о встрече, поэтому поторопился спуститься в метро.

 

IV

 

Пришло время ввести вас, дорогой читатель, в курс дела. В московской граффити-культуре существует несколько разрядов «художников», и если вам интересно, то я с радостью поведаю о них. Этому московскому движению присуща некая иерархия, поэтому предлагаю начать с низших каст, таких как «той». Под эту категорию подпадают начинающие графферы, не имеющие опыта и толком не разбирающиеся во всех нюансах и правилах искусства. Назвать какого-либо творца «тоем» считается оскорблением, несмотря на то, что в начале «творческого пути» любой опытный граффити-художник был таковым.

Но есть и более унизительная каста — чикари; данным словом обозначают тоев, которые, не умея рисовать, воображают себя настоящими проффи. Причастные к этой группе почти всегда избегают показывать свои рисунки посторонним, под всевозможными предлогами, чаще всего у них просто нет так называемых «кусков», и они показывают «скетчи» (наброски на бумаге). Или не показывают, так как некоторые всё же осознают, что назвать их художниками сложно, и не хотят попадать впросак. Впрочем, они склонны к позёрству и пытаются убедить окружающих в том, что заслуживают внимания и уважения. Например, фотографируясь с фирменными баллончиками, такими как «монтана» и «саботаж». Видимо, считая, что если у них в руках краска, производимая специально для граффити, то это каким-то образом возвышает их в собственных глазах.

В каждой команде также имеются «тэгеры», их название происходит от слова «тэг» («тэга»), что является подписью самого автора, а также целой команды. Как не сложно догадаться, данный разряд специализируются именно на их проставлении, где и чем только можно, во всех местах, где успели побывать. На московских улицах чаще всего встречаются подписи «ОА», «140 crew», «130».

И последняя группа, наверное, самая значимая для искусства граффити — это собственно рейтеры, те молодые люди, которые рисуют «куски».

В данной субкультуре важное значение имеет талант ее представителей и авторитет как всей команды, так и отдельных её членов. Проявлением неуважения к другим «crew» считается «перекрытие» чужого «куска» или «тэги». Давайте разберёмся подробнее, как это происходит и что за этим следует. Перекрыть чей-то рисунок или метку означает их задеть или полностью закрасить своим творением. После этого действа, если его, конечно, заметит автор закрашенного рисунка, наступает время разборок. Если дерзкая команда что-то стоящее из себя представляет, то устраиваются соревнования, к примеру: кто лучше «зальёт кусок», в этом случае данное поведение можно расценивать как вызов. Ежели оскорбившие «crew» [9] были попросту новичками, то обиженные авторы их находили и требовали баллончики с краской в таком количестве, в котором оценивали ущерб.

Стоит также упомянуть о том, что любая команда рейтеров привязана к определённому району. Изначально подпись рейтера состояла из творческого псевдонима и номера улицы. Первым, кто начал подписываться именно так, был один тинэйджер по имени Деметривс, который оставлял свой «тэг» (TAKI 183) на стенах и станциях подземки по всему Манхеттену. Выше упомянутые знаменитые 140 crew, выбрали такое название команды, отдавая дань истории движения граффити. Но в силу того, что в Москве улицам присуждается не номер, а словесное наименование, 140 — это просто красивая цифра.

 

V

 

Родной район Crew «Поиск» — Северное Чертаново. Сленговое словечко «crew» парни не использовали в повседневном общении, обсуждая принятие новых художников в свою компанию, они попросту называли себя командой. «Crew» же употреблялось ими для сгущения пафоса, при неких сценках, порой разыгрываемых друзьями. Чаще всего эти сценки носили пародийный характер, высмеивая такие повадки членов вражеской команды, как, например, позиционирование себя в качестве художников, одаренных Богом талантом, или просто «нереально крутых и авторитетных пацанов». В иных случаях содержание сценок могло свидетельствовать о большой концентрации самоиронии в сознании творцов, когда «комик» начинал пародировать сам себя.

Для сборов у команды «Поиск» было несколько постоянных мест, таких, как «вылет» на Сумском проезде. Там в теплое время года ребята из команды катались на BMX’ах[10]. «Вылетом» именовался склон, высотой примерно в три метра, по нему не скатывались, а разгонялись и пролетали вверх, то есть вылетали, отсюда и появилось название. Он располагался вблизи баскетбольной площадки, находившейся на ограждённой территории школы-лицея № 1158. Пока погода позволяла, ребята проводили там много времени, не только катаясь, рисуя скетчи, но и частенько играя в «Сокс» — это очень распространённая среди молодежи игра, в которую играют вязаным мячиком, набитым мелкими камушками или крупой. «На красной» ребята собирались в любое время года, главные отличительные особенности данной площадки — это на удивление ровный асфальт, на котором ничего не мешало «крутить на бэмах финты»[11] парням, а также парапет, на котором можно было спокойно отдохнуть. Называли её так из-за примыкающей к ней стены здания, имеющей ярко красный цвет.

Это наиболее полюбившиеся юным художникам уголки родной «Черты» — сленговое наименование района, который изначально, ещё при строительстве, задумывался как прибежище далеко не для бедных людей. Идея создания райского местечка именно на этой территории возникла не случайно, ведь здесь есть всё для комфорта… По соседству прекрасный Битцевский парк, обеспечивающий отличную экологию; несколько прудиков, вокруг которых можно прогуляться тихим, спокойным вечерком, ступая по недавно обновлённой плитке на набережной, или же посидеть на милых, уютных скамейках; и, конечно же, великолепные дома, спроектированные трудолюбивыми архитекторами с хорошим вкусом и изощрённой фантазией, плоды их работы местные обитатели называют «корабликами» из-за схожей с мореходными суднами формой. Они были отстроены в девяностые, когда Чертаново ещё считалось окраиной Москвы, спустя годы фасады их обветшали, а на балконах многие хозяйки вырастили плющ, который разросся так, что обвивает заборчики уже не только родных балконов. Летом это выглядит чудесно и весьма лаконично в сочетании с повидавшей виды штукатуркой фасада. Эти необычные дома стоят в ряд, образуя таким образом улочку, где постоянный сквозняк; вы, наверное, подумаете, что в знойною жару — это лучшее место в городе для прогулок, но прошу вас не делать поспешных выводов, ибо в это время года ветерок на этой улице вовсе не охладит приятно ваше личико, а скорее окатит потоком горячего воздуха, от которого вам станет только жарче… Да и зимой здесь пройти вы решитесь только при очень веских причинах, поскольку как только вы попадете на эту тропу, единственная мысль, затмевающая прочие в вашей голове – это как бы побыстрей дойти до цели, не улетев на исходную точку отправления, и не переживать все неудобства вновь. И проблема заключается в том, что обходных путей практически нет. Наша столица славится своим холмистым ландшафтом, и так вышло, что эта славная улочка находится на возвышенности, что в совокупности с высокими домами и дает это ощущение парения склонным к риску или не знающим пути обхода пешеходам.

Одно из излюбленных местечек Эрика и компании находится практически напротив «корабликов». Команда собиралась возле возвышающегося над всем районом тридцатидевятиэтажного дома в голубых тонах, принадлежащего к огромному элитному ансамблю, построенному года три назад. Этот комплекс сооружений огорожен, территория его круглосуточно охраняется, но проворные мальчишки всегда без труда пробирались на аллею, примыкающую к главному корпусу № 1. И в этот раз друзья договорились встретиться у «первого дома».

Эрик уже вышел из вагона. На станции «Чертаново» два выхода, наш герой идет налево. Поднимается по эскалатору, наклеивая «стикер» на ходу, это загазованная наклейка с нарисованным скетчем, на котором красуются яркие объёмные буквы, складываясь в заветное слово «Поиск». Стоило парню оказаться на улице, как его обонянием завладел пленительный запах жареной курочки гриль, и, околдованный этим чудным ароматом, Эрик направляется к киоску с шаурмой. Выстояв очередь, заказывает «в сырном лаваше за 120 рублей». Дождавшись, голодный мальчик получает желанное сокровище, завёрнутое посередине в салфетку, а снизу облачённое в пакетик; отправляется дальше, проходит мимо пруда, поднимается по горообразному тротуару на площадь, где располагается торговый центр «Каспий», вход в который — некий подвал с очень крутой лестницей; проходит ещё немного прямо по аллее, перелезает через ограду охраняемой территории «первого дома», поднимается по широким ступенькам, кладет в карман измазанный соусом пакетик с использованной салфеткой, так как мусорки по пути ему не встретилось, и, наконец, подходит к месту встречи.

Вот он, красавец «на стиле»… Только взгляните на него!  Широкие спортивные штаны code red серого цвета, сужающиеся к низу за счёт резинок на конце штанин, изменяющие неплохую спортивную фигуру до неузнаваемости таким образом, что кажется, будто бёдра намного шире плеч, а ноги, видневшиеся за счёт неподходящей длины «спортивок», торчали как спички, воткнутые в огромные кроссовки Nike Air Max. Пальто той же фирмы и цвета, что и штаны, расстёгнуто, так что мы можем рассмотреть под ним надетый безразмерный балахон ярко-изумрудного цвета, капюшон которого высунут наружу и вставлен, как литой, в капюшон пальто. Рюкзак, наполненный до краёв баллончиками с краской, которые гремели при ходьбе, словно погремушки, из-за чего мы можем не только увидеть, но и услышать, как Эрик приближается. Приобретённая полчаса назад шапка Сarhartt из акрилового материала, в последнее время ставшая неотъемлемым атрибутом граффити-художников, была самого обыкновенного фасона, разработанного в далёком 1889 году в Англии, её отличительным признаком является квадратная нашивка с изображением лейбла: большая английская буква С оранжевого цвета на сером фоне, сопровожденная чёрной надписью полного названия бренда. Независимо от цвета шапки лейбл сохранял свои исконные цвета.

Заметив издалека забавный цвет нового аксессуара «Эрикоса», ожидавшие его двое ребят не смогли сдержать смех, да и не особо пытались это сделать. К тому моменту, когда модник подошёл к друзьям, было придумано большое количество колких насмешек в его адрес по поводу обновки. Снисходительно всё выслушав, с застывшим жестом поднятого вверх среднего пальца, обращённого к «критикам», художник, наконец, перевёл тему в нужное русло. Окинул всех присутствующих строгим взглядом и начал:

—  Совок, ты вандалы новые взял? – обратился он к пухлому, вечно жующему парню.

— Да, чувак, вчера гонял на «Тульскую», я не только вандалы, но и пару плоских кэпов прикупил… Правда, банок не взял, мы с Луисом хотели кусок на библиотеке залить вчера вечером, в шопе вообще голяк, на саботаж[12] бабла не хватило, из банок у меня в нычках только чёрный… а хотелось яркое что-нибудь намутить, в итоге не пошли никуда!

— Да, та же самая фигня! Вот не знаю, кого на банки кинуть, что ли… Сегодня давайте хоть маленький зальём, из того, что есть… Эрик снял рюкзак и расстегнул, показывая коллегам содержимое.

— Смотрите, короче, я тут купил парочку и старые прихватил, фигово, что цвета такие, из мантаны ничё больше не было.

— Да у меня еще есть хром[13], — заявил щупленький парнишка с серебряным зубом, — можно им заливку фигачить. А дай скетч глянуть, то, что ты кинул — разобрать сложно…

Эрик протянул листок и добавил:

— Блин, я, конечно, понимаю, что так не выйдет… И краски мало, и времени.

— Не, ну ты прав, но сделаем, как успеем, что уж теперь. Вот когда на собаку[14] пойдем на следующей неделе, надо бы с Рагу договориться, может, он даже флоп[15] достать сумеет.

— Ладно, давайте выдвигаться уже, и не лохануться бы, надо сделать быстро и не запалиться, а то, как в прошлый раз, какая-нибудь злобная бабка позвонит, и увезут нас в родное 162-ое[16].

Вся компания громко рассмеялась.

— Где этот чикарь застрял?.. ближе всех живёт и вечно опаздывает.

— Ден звонил, сказал, что через пять минут будет.

— Вы ему сказали, чтобы кэпы захватил? А то придётся всем к нему тащиться… Хотя о нас Савок уже позаботился. — ухмыльнулся Эрик.

— Да он когда звонил — уже вышел… А, вон он идёт.

 

VI

 

Команда в полном сборе отправляется на «дело». Достигнув выбранной заранее стены, которой посчастливилось сегодняшним вечером облагородиться, «Поиск» приступает к выполнению задуманного. Обратите внимание на их внешний вид: шапки натянуты почти до переносицы, а воротники курток скрывают большую часть лица, это обусловлено двумя факторами: во-первых, краска из баллончиков токсична, и вдыхать её лишний раз желания у художников нет, во-вторых, юноши намеренно скрывают свои лица, чтобы их никто не увидел. Здесь стоит сказать о том, что те рейтеры, которые фотографируются на фоне своих шедевров, обязательно скрывают свои лица, как они сами выражаются: «не палим щи», на их страницах в социальных сетях вы часто можете встретить фото с черной полосой, полностью скрывающей глаза.

Но смотрите! Действо уже в самом разгаре, все движения отработаны идеально, всё происходит невероятно быстро, вы пытаетесь уследить за всем происходящим и вовлекаетесь в процесс целиком. Суперувлекательное зрелище, не правда ли? Очень интересно наблюдать не только за творцами, но и анализировать свои ощущения… Могу поспорить, что вы уже чувствуете адреналин в вашей крови, несмотря на то, что нам ничего не грозит (ведь мы с вами ничего противозаконного не совершаем), ребята так напряжены, их чувства так заразительны, что и наши сердца начинают биться чаще.

Каждый занимается тем, что ему доверено. Один стоит «на шухере», внимательно сканируя окружающую местность, его главная задача — обезопасить операцию от ненужных свидетелей и, в особенности, от патруля полиции. Другой заливает флоп — набросок будущего рисунка, который впоследствии закрашивается, его цель заключается в том, чтобы наметить границы «куска». Следом за ним два остальных начинают «красить», то есть рисовать, наносят заливку — это основная часть букв, соответственно на нее уходит больше всего краски. Когда этот этап пройден, настаёт время для теней, художники используют для их прорисовки бирюзовую краску. Всё почти закончено, парням остаётся обозначить контур (обводка основных граней букв); он делается для того, чтобы добавить выразительности рисунку и подчеркнуть объёмность букв. Работа закончена, на ее свершение потребовалось семнадцать минут. Рейтеры ставят свои подписи (тэги), быстро собирают инструменты, Эрик фотографирует свой «кусочек», как он его позже ласково будет называть, указывая на фото, после — crew поспешно покидают своё творение.


[1]Counter-Strike — серия компьютерных игр в жанре командного шутера от первого лица.

[2]Государственная итоговая аттестация.

[3]Эскиз, набросок на бумаге.

[4]Баллончики с распыляемой краской.

[5](Кэп) Насадка на баллончик.

[6]Вандалайзер широкий маркер, в основном, используемый для рисования тэгов.

[7]Тэг — псевдоним, подпись.

[8]Популярная фирма краски, предназначенная специально для граффити.

[9]Команда рейтеров.

[10]Низкие велосипеды, предназначенные для трюков.

[11]Делать трюки на великах.

[12]Краска на порядок дороже, что Montana.

[13]Краска серебристого оттенка.

[14]Электричка.

[15]Flop — наименование очень дорогой краски.

[16]Имеется в виду ОВД Района Чертаново Северное.

eurobud.com.ua

eurobud.com.ua

https://aboutviagra.info